cena-ru.ru

Плыть по реке на лодке по соннику

В луговых озерах летом вода прозрачная, а осенью приобретает зеленоватый морской цвет и даже запах морской воды. Но большинство озер все же - черные. Старики говорят, что чернота вызвана тем, что дно озер устлано толстым слоем опавших листьев. Бурая листва дает темный настой.

  • Фотографии курска подводной лодки
  • Залив золотарева караидель рыбалка
  • Моторы для лодок каталог и цены
  • Воблеры conodr
  • Но это не совсем верно. Цвет объясняется торфяным дном озер - чем старее торф, тем темнее вода. Я упомянул о Мещёрских челнах. Они похожи на полинезийские пироги. Они выдолблены из одного куска дерева. Только на носу и на корме они склепаны коваными гвоздями с большими шляпками. Челн очень узок, легок, поворотлив, на нем можно пройти по самым мелким протокам. Американские Бразильские Эскимосские Другие Албанские Английские Белорусские Болгарские Еврейские Испанские Итальянские Латышские Литовские Немецкие Норвежские Польские Португальские Украинские Французские Чешские Шведские Шотландские Эстонские Другие Алтайские Башкирские Бурятские Ингушские Кабардинские Карельские Нанайские Русские Татарские Чукотские Эвенкийские Другие Стюарт и Риддел Холейнон П. Александрова ТГ Бажов П. Мифы древней Греции Народы России Русские былины Другие легенды. Дисней Библия и другое Узнай-ка! Самая легкая лодка в мире. Самая легкая лодка в мире - Страница Вариант 2 Укажи пару слов с одинаковым звуковым составом А. Палка — полка Укажи слово, которое оканчивается звонким согласным А. В каком слове на месте пропуска надо писать букву Т А. Укажи словосочетание, в котором на месте пропуска надо писать окончание И А. Подчеркните основы, начертите схемы, подчеркните орфограммы Бриз усилился, и судно побежало быстрее. Выпишите из предложений только сложные предложения; подчеркните грамматические основы, расставьте знаки препинания, составьте схемы предложений. Придумать сложные предложения по схемам 1, да 2. Чтобы скачать материал, введите свой email, укажите, кто Вы, и нажмите кнопку Ваше имя. Я учитель Я родитель Я ученик. Скачивание материала начнется через 60 сек. Необходимо исправить следующие ошибки: Введите символы, которые изображены на картинке: Интеллектуальная игра-викторина "Самый умный" План-конспект урока по литературе "Шинель" Н. Гоголь, Инновационный урок Сложные слова в названиях животных В первом типе весло имеет дужку, которая надевается на нагель, во втором — весло кладется между нагелями. Можно заменить уключину и подушку обрезком дерева с суком, торчащим кверху. Весло без дужки можно применять и с одним нагелем— весло при этом удерживается кольцом из веревки или даже вицы скрученная ветка , одетым на нагель или пропущенным в борт рис. Для морских шлюпок безусловно необходимы настоящие металлические уключины. Гребные парные весла на речных лодках в разных районах различны; не следует брать слишком широких и коротких, лопатообразных, слишком толстых и тяжелых.

    Для распашной гребли, когда каждый гребец сидит на банке один и гребет одним веслом, применяются очень длинные и узкие весла; при ширине лодки в миделе 1,20 м , длина такого весла 3,5 м. Весла для парной гребли делаются вальковые—с утолщением у рукоятки, которое уравновешивает вес лопасти в длинном рычаге, и безвальковые; длина этих весел при лодке шириной 1,20 м равна 2,5 м ; обычно на речных лодках весла короче. Слишком грубые и тяжелые весла, полученные вместе с лодкой, можно несколько улучшить, стесав и подогнав под указанные размеры. Рукоятка весла должна быть такой толщины, чтобы ладонь гребца свободно ее охватывала; большой палец снизу должен касаться конца среднего пальца; диаметр рукоятки обычно 4—5 см. Речные и озерные лодки среднего размера обычно управляются теми же гребными веслами, или сверх того коротким кормовым веслом; реже употребляется длинное рулевое весло, как на морских шлюпках. На речных лодках очень редко ставится настоящий вертикальный руль. Длинное рулевое весло дает возможность резко менять направление на малых скоростях при сильном боковом ветре, на большой волне и на порогах. Кормовое весло обычно короче, чем гребное, но более 1,5 м и редко до 2 м. В некоторых районах страны кормовым веслом на речных лодках служит двухлопастное весло; им же гребут на долбленых лодках, байдарках и берестянках. Для лодки с высокими бортами весла делают длиннее. Ширина лопасти может относиться к длине ее как 1: Форма лопасти — вытянутая с параллельными краями или опальная или с широким концом и дугообразными очертаниями. Концы лопастей оковываются жестью, чтобы предохранить их от повреждения. Для пересечения больших водных пространств при сильной волне, а также и в порогах бывает необходимо поднять высоту борта. Весла и руль пропускаются через отверстия с муфтами, которые завязываются тонкой бечевкой рис. При отсутствии металлического якоря можно сделать самодельный якорь из коряги или рогулек с привязанным камнем, как это показано на рис. Канат привязывают к якорю узлом, который называется рыбацкий штык. Кранцы вывешиваются на веревке за борт; необходимы главным образом на больших лодках. Фонари— один с белым стеклом, другой с зеленым и красным, для вывешивания во время стоянок, сигнализации и ночных работ. Один из шестов полезно превратить в футшток, нанеся на нем деления дециметры или футы для измерения глубин. Можно сделать черпак из дерева в виде короткого совка. На больших лодках ставится насос, который очень легко сделать, связав два жолоба; поршень делается из куска кожи, которой обвязывают конец палки. Поршень поднимают простым рычагом; вода выливается из трубы в желобок, приделанный у ее бокового отверстия. Выбор и починка лодки.

    высокая береза плыть на лодке

    Требования, которые предъявляются к речной лодке, не так строги, как к морской. Надо, чтобы она была крепкой, достаточно остойчивой, поднимала необходимое количество груза и людей. При плавании по порогам на больших реках, где ветер разводит сильную волну, необходима достаточная высота борта, носа и кормы. Борт открытой лодки длиной 5 м и шириной 1 м при полной нагрузке должен возвышаться над водой:. Грузоподъемность лодки ее водоизмещение определяется по формуле: Если цифры выражены в дециметрах, то результат получится в кубических дециметрах, т. Старую лодку перед работой надо осмотреть и починить: Пробоины и насквозь прогнившие места нужно забить изнутри доской, вырезанной по форме отверстия, проконопатить и просмолить, а затем прибить доску или жесть снаружи. Весла перед поездкой надо подогнать к лодке, по возможности облегчить и укрепить треснувшие части. Для временного ремонта веретена накладывают на сломанное место шину из двух палок, прибивают их и плотно обматывают бечевкой. Трещину в лопасти скрепляют жестью или тонкой деревянной планкой. Если валек весла плохо уравновешивает лопасть, в него можно заделать кусок свинца. Разрыв оболочки байдарки надо сначала зашить, а если он велик,—наложить заплатку. При отсутствии резинового клея заплату на любую байдарку наклеивают смолой. Проба остывшего состава должна иметь густоту сапожного вара; если состав слишком мягкий, прибавляют еще сала.

    высокая береза плыть на лодке

    Кусок ткани кладут в этот состав, нагревают на огне до полного пропитывания и в горячем виде накладывают на совершенно сухую поверхность. При починке прорезиненной оболочки байдарки, перед приклейкой заплаты резиновым, клеем, надо обе склеиваемые поверхности протереть шкуркой и затем смазать клеем и ту и другую. Заплату надо класть, когда клей начнет подсыхать, прижать ее и пригладить края. Смоленые лодки красить нельзя. Старые окрашенные лодки перед работой следует прошпаклевать и покрасить. Одновременно шпаклюют всю поверхность лодки тем же, но более жидким составом. Краску нельзя сушить на солнце и надо предохранять от пыли; на воду лодку спускают только после того, как краска хорошо просохнет. Для длительной работы следует красить лодку не менее двух раз. В условиях речного плавания на больших реках применение парусов может сэкономить много времени и труда.

    МЕЩЕРСКАЯ СТОРОНА - ЛЕСА

    Паруса ставят на лодки всех размеров—даже на байдарки и долбленки. Чем высокобортнее лодка и чем больше она загружена груз должен лежать на дне , тем коэффициент может быть больше. Аутригер придает лодке большую остойчивость. Длина мачт зависит от формы и площади парусов. При работе на реках удобно, чтобы мачты не превышали длину лодки. Семена очень лёгкие — в одном грамме насчитывается семян. Легко разносятся ветром на расстояние до м от материнского растения , плоды не вскрываются. Переживать за это дерево, когда вокруг вырубают целые леса, это все равно, что переживать за стакан воды, взятый из океана и смешанный в болоте. Да даже если каждый человек на земле пойдет, и срубит по одному дереву, природа этого практически не заметит. Мы же люди в конце концов. Раз переживаете за это дерево, то боритесь уже до конца. Против потребительского образа жизни. Нет дорогим айфонам, нет грязным заводам. Только еда, и дома из минимально необходимого количества материалов. Но если кто-то один выложил, как он плюнул в угол. То от того, что тут его все заклюют, и будут говорить про рациональность. От этого может быть автор перестанет плевать. Люди увидят комменты, и еще человек перестанут плевать. Но ведь остальные миллиарды продолжат свою деятельность. Ну это просто глупо что ли.

    Река Берёзовая (про сплав и рыбалку)

    В мире полно вещей, которые работают неправильно. Коррупция, связи в управлении, чрезмерный расход ради собственной выгоды и т. Все это неправильно, но это все равно что, ругать население, за то что они едят дикие фрукты и овощи, когда для пропитания вполне сгодятся выращенные искусственно продукты. Если ты думаешь, что эта небольшая капля стоит того. Если ты наконец получишь свое право "вякать" на коррупцию за счет этого. Если ты думаешь, что все это дороже, чем посмотреть на работу автора и на то, как делать лодки. Тоже пойду скажу, что покупая чехлы на айфон, мы бесполезно тратим полимеры, нефть ведь не безграничная. Пойду и получу свое право "вякать" за чистоту экологии. Как-то раз я набрал мешок хлеба в корбеничском магазине, спустился к лодке Федора Ивановича, сидел в задумчивости, жевал горячий, прямо из пекарни, хлебушко. Тут подгребли двое, по виду шефы: В той же самой лодочке. И что-то такое витало над нами. Над всем озером витало: Долговязый сел за весла, маленькие веселки чиркали по воде, не давали гребцу вложить в гребок свою немалую силенку, все равно что чайной ложкой хлебать уху из большого котла. Я в корме подгребал, придерживал лодку на курсе. Сидящий против меня долговязый со значением посмотрел мне в глаза, выговорил сквозь зубы: Заводчанин презрительно плюнул за борт. Было видно, что он меня невзлюбил. Квелый сидел в носу недвижно, копешкой. За всю дорогу он не вякнул ни звука. Время от времени гребущий выкликивал куплеты, устрашающе при этом рыкая: Мы с вами еще встр-ретимся едва ли. Но вам еще задаст вопр-рос мой бр-рат. Обрывал так же резко, как и начинал. Иногда прикидывал в уме: На заводе десяточку закрыли. Мы менялись на веслах, при переходах с места на место приобнимали друг друга и постепенно притерлись: На берегу под Горой мы расстались друзьями. И странно, ни разу больше не повстречались, а жили, как выяснилось, почти по соседству. Что ли, уж шефы все оставшееся время просидели в избе, как запечные тараканы? С дорожкой ходят в лодках по озеру приезжие и я хожу , местные не ходят. Щука на блесну не берет.

    высокая береза плыть на лодке

    Тем же объясняют и отсутствие интереса к наживке у налима: Когда были белые ночи, неулов всей рыбы этим и объясняли: Михаил Яковлевич Цветков пока ловит кротов. Никакой другой охоты пока нет, а он — охотник, по роду, по крови, по темпераменту, по жизненному интересу. Его охота — здесь, в Нюрговичах. Кротоловки ставятся по ту сторону деревни в полях у кротовых ходов и по эту. Дед Миша пойдет смотреть кротоловки, уходится, вернется без ног, сидит на крылечке, курит. Принесет одного крота, я видел, у мертвого крота пятипалые лапки с розовыми ладошками, с коготками. Знак смерти на нем такой же, как у любого прежде живого существа. Снятую с крота шкурку дед прибивает к доске гвоздями, растягивает, сушит. Из шкурки вырезает прямоугольник — товарный выход, на сдачу. Говорит, что редко, редко за шкурку дают полтинник, с кровоподтеком — двадцать пять копеек. Сдам егерю пятьдесят шкурок, хоть что-то. Тогда уже со мной договор заключат на промысел пушнины. К нам в избу, едва мы надышали в ней первое тепло, явился кот Цветковых Мурзик, обыкновенный серый сельский кот, вскормленный травяными мышами, как пес Лыско лесными вернее, опушечными зайцами. Мурзик без церемоний, с аппетитом и благодарностью принялся поедать — впрок — все, чем его угощали: По ночам он спал поочередно на Юре, Анюте, Ване. По вечерам, когда мы зажигали костер у крыльца, садились за ужин, Мурзик демонстрировал нам ловлю мышей. Мыши ловились повсюду, как мухи и комары. Но надо было видеть, какие грациозные, прихотливые прыжки совершает Мурзик в высокорослой траве — в мышиных джунглях. Кот увлекался охотой-представлением, объедался мышами. Когда мы удили окуней и плотичек в большом озере под нашей избой, Мурзик отрабатывал каждую кинутую ему рыбешку, демонстрировал танцы, с обворожительной хитрой грацией сельского некастрированного кота. Со мною Мурзик жить не стал: Кот нуждался не в жареных грибах, не в оладьях мыши вкуснее — в чем-то другом, в обществе, многолюдстве семейного дома, в детском щебете. Однажды по нашему берегу прошли трое: После я встречал этих троих с собакой в грибах, в малине, в бруснике, на дороге на Сарозеро. Собака всякий раз зло облаивала меня. Разговор с чужими не завязывался, не клеился. Выражение на лице у мужчины было такое, как у собаки. Женщины выражали полную подчиненность мужу-отцу. Иван Текляшев сказал, что мужчина — именно тот, кто проектировал плотину на Гагарьем озере. Всякий день ждешь дыма на том берегу, вдруг кто-нибудь к тебе приехал, с коробом гостинцев и новостей страсть хочется и того и другого. Пусть даже и не к тебе; сам перевоз таит в себе бездну, как говорится, положительных эмоций. Тебе дается шанс поуважать себя: Кто-то там пританцовывает у костра, всматривается в плывущего к нему на выручку лодочника. Мощным гребком ты вгоняешь нос лодки на гальку. Ждущий тебя дождавшийся что-нибудь говорит, а ты можешь не отвечать, ты при деле. Он залезает в воду сверх всякой нужды и меры, сталкивает лодку на глыбь. Ты разворачивать ее и гонишь, чувствуя в руках силу —гнать.

    Гребешь по-вепсски, перекидываешь весло с борта на борт, лодка прет, как гагара, вода шелестит о днище. Гребешь по-нашему, с одного борта, выписываешь по воде синусоиду. Посередине озера вдруг положишь весло, закуришь, хотя не хочешь: А вот и берег! Перевезенный выпрыгивает в воду, опять же без всякой на то нужды, втягивает лодку так далеко на сушу, что тебе остается только ступить через борт. Однажды на том берегу какой-то нетерпеливец разложил большой костер, напустил дыму, как дед Миха, когда топит баню по-черному. Да еще и орал благим матом. Я побежал, спеша, как пионер на зов горна. Лодка на месте, а весло дед запер в бане: Опять бегом в гору, в избе взял деревянную лопату, на которой хозяйка избы Галина Денисовна Кукушкина сажала хлебы в печь. И покандехал на ту сторону. Лодка деда Михи легка на ходу, послушлива, остойчива — но в ней есть две дыры: В днище дырка невелика: Но тут есть одна тонкость: Ну да, вместе с лодкой ты погрузишься, а дальше гляди сам. И в этот раз тоже: Лодка опять же не подвела; так она и задумана и сделана: У костра меня ждал средний сын Михаила Яковлевича Анатолий, проработавший одиннадцать лет токарем на заводе в Тихвине, а теперь — шофером. Как мы помним, один из младших Цветковых возит в Тихвине заместителя директора. Дед не нарадуется на него: Еще один сын был милиционером — и ушел на завод. Эту новость сообщил отцу Анатолий. За место надо держаться. Сын сказал, как отрезал, на основе своего что-то значащего опыта: У него ставка рэ, и больше ни грамма. Старик покипятился и принял жизнь какова она есть. Ему хотелось иметь сына-милиционера, и как хорошо бы в погонах с просветами!.. Но до этого еще далеко, до бесед за столом в избе Цветковых, утратившей тепло, уют домашнего круга, с тех пор как не стало в доме хозяйки. Еще предстояло нам с Толей пересечь акваторию. Понятно, что Толя взял весло, сел в корму. Лодка перевернулась легко, охотно, смачно чавкнув, всплыла в стороне кверху килем. А тихо-то ехать нельзя: Надо доплыть до того берега, пока лодка сама не погрузится в лоно вод. Весло у нас одно, да и то не весло, а лопатка, хлебы в печь сажать. Пришлось побуровить воду лопаткой. Мы с внуком сели в корму, внучек со тщанием занялся дорожкой, блесной, спрашивал, где щучье место. Я подгребал-правил, Юра сидел на веслах, Анюта впереди. Так мы и шли от мыса к мысу, спрямляли путь, менялись местами. Что может быть лучше плавания в лодке дружной семьей по большому красивому озеру? Разве что в Чистые Боры по грибы. Сходим еще и туда Плывем в Корбеничи, в магазин за хлебом. То есть я в магазин, а молодые уйдут по Харагинской дороге — домой, так легче идти. В Корбеничах есть паромная переправа через озеро: И есть еще лодочный перевоз: Я перевез мое святое семейство на харагинскую сторону. Там свистел в милицейский или, лучше сказать, в собачий — собак созывать на охоте — свисток корбеничский мужик с корзиной грибов корзина укрыта папоротником, что в ней — не видать. Корбеничские жители отправляются на ту сторону со свистком, перевозчиков вызывают свистом.

    Иссиня-серые горы справа и[82] слева; извилины снегов, как белые морщины, покрывают верха; мшистые крупные, средние, мелкие валуны, обломки горных пород, розоватые сиениты, то похожие на неподвижно сидящих неведомых птиц с круглыми зобами, то напоминающие каких-то застывших ползущих чудовищных насекомых, рассеяны, раскиданы повсюду: Нога, ступая на мох, уже не тонет, как в лесу, в сухом или чуть влажном высоком ковре: Гремит, гремит горная ледяная река. А солнце — где оно теперь, солнце? Самая дальняя черта вершин вдруг вспыхивает — и долго, долго горит ярким, блекнущим пламенем. Она все горит, она будет гореть, пока мы свершим перевал в тысячу метров. Лопари нагибаются, прислушиваются, смотрят — и бегут куда-то. Они увидели диких оленей. Но те, мелькнули и скрылись: А на мхах, там и тут, валяются белые обточенные водой рога, сброшенные дикими оленями во время линяния. Еще выше поднимается долина, и еще томительней ее ти[83]шина, ее мертвенная пустота, ее холод, и этот ровный свет еще более подчеркивает омертвение, безлюдье, тишину. Под ногами вьется кроткий розово-лиловый вереск, последит милый цветок; он обвивает робко и приветливо огромные холодные камни, он низенький, слабый, но на нем цвет северного неба — розовый цвет, а все кругом — серое, иссиня-черное, белое, страшное, одинокое, холодное. И радуешься цветку и его последней ласке — розовой ласке. Горы сошлись в тесный круг, долина кончилась, и снег гор переходит в неподвижную воду ледяного озера, к которому приходили пить дикие олени. Снег и разрушающиеся горы: Какая холодная скорбь на всем и во всем! Снеговой высокий путь спускается к озеру с черных вершин. Суживаясь постепенно, упругий, чистый и волнистый, как застывшая белая рябь на озере, снеговой путь приводит к узкой щели в горных породах, а из нее — очерчиваются перед нами огромные, крутые, зияющие белизной снегов, обрывы хребта. Лицо и грудь радуются зимнему холоду после жары у Имандры. Кажется, вот сейчас пойдет снег, белый милый пушок. Хрустит снег под ногами. Убраны проклятые противокомариные сетки с лица. И вдруг снова тысячи комаров облепляют нас. Как маленькие злые духи на невидимых крыльях, они язвят лицо, руки, шею. Откуда они здесь, на снегу, в холоде? Задыхаясь от крутизны подъема, мы на ходу, как попало, натягиваем на лицо сетки, наши накомарники, застегиваем лайковые перчатки и бежим, бежим. Комары отстают на другой стороне перевала. Но тут новая беда. Нужно спускаться в новую долину, но спускаться несравненно трудней, чем подниматься.

    Крутой спуск труден сам по себе, но он труднее вдесятеро оттого, что нельзя верить ни одному камню, на который ставишь ногу; огромный камень, казавшийся прочным, рассыпается при легком толчке или движении ноги на мелкие части и летит вниз, в долину. Рассыпавшийся или просто столкнутый ногой камень увлекает за собой следующий, ниже лежащие камни, и каменная гладкая дорожка, на которой нельзя устоять, открывается перед путником. К тому ж, камень,[84] летящий сверху, легко может подшибить товарища, спускающегося ниже, потому что никогда не знаешь дорогу его падения. Постепенно втащили мы лодку в неизвестное пространство, и дебри болотных трав сомкнулись за нами. Капитан выдрал огромный зонтичный куст, стряхнул на меня синих стрекоз и золотых жучков — и перед нами вдруг открылась свободная вода. Небольшое, совсем круглое, лежало Багровое озеро среди болотных трав. Зыбкие берега охватили его, стянули петлей. Далеко, очень далеко отсюда начинался настоящий берег, лесной, земляной. Только ближе к середине двигались на поверхности небесные облака, а по краям у берегов окружала озеро кайма траурной воды. Хотя здешняя мелочь и геркулеса-то в глаза не видала. Пробившись сквозь облака, оно осветило озеро, и тут я понял, как бездонно оно. Лучи совсем не проникали в темные воды. Озеро отталкивало их, не открывало солнцу своей глубины. Стало как-то не по себе. Показалось, что в озере нет жизни — оно мертво, и кто знает, как глубоко в землю уходит его дно. Капитан сидел не шевелясь и даже перестал сыпать в воду геркулес. Этот геркулес, наши удочки и червяки, которыми мы собрались приманивать жителей Багрового озера, как-то глупо, мелко выглядели пред спокойным и даже грозным его молчанием. В тишине послышался плещущий шелест. Я оглянулся и увидел, как из воды высунулся черно-зеленый конический бутон. Из бутона, как из приоткрытого рта, показался ослепительный язычок. Бутон открывался на глазах, превращаясь в кувшинку-лилию с яркой солнечной сердцевиной. И тут же по всему озеру распластались кувшинки. Они таились под водой, ожидая солнца. Я взволновался, и капитан тревожно покосил глазом. Какая рыба может жить здесь, в Багровом? Поплавок капитана тоже шевельнулся. Капитан-фотограф немедленно принялся сыпать в воду геркулес. А может, стоял неподалеку и глядел снизу задумчиво на нас? Казалось, я слышу этот шепот, идущий со дна. Из воды показалась черная гребенка. Доплыла до моего поплавка, толкнула его и плавно опустилась в глубину. Я знал, что сейчас они посовещаются и пошлют пробовать самого маленького. Так всегда бывает среди водных жителей — первым пробует маленький. Он, конечно, сопротивляется, прячется за спины старших, но его подталкивают вперед, и в конце концов — эх, пропади все пропадом! Видеть, будто отплываете от берега — для супругов означает разлад отношений, огорчения. Находиться в лодке одному — неустроенность личной жизни, возможно, разлука с мужем женой.

    Толкование сна, будто плаванье происходило легко, беспрепятственно — благоприятное.

    высокая береза плыть на лодке
    496
    04.02.2017
    Комментариев: 0
    • Прекрасно!


    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.